Приветствую Вас Гость | RSS Среда
20.06.2018, 20:08
СОИНВЕСТОР
общественная 
организация 
правозащиты
Форма входа

Главная Каталог файлов Регистрация Вход Поиск
Меню сайта

ОН-ЛАЙН КАЛЬКУЛЯТОР 

РАСЧЁТ НЕУСТОЙКИ 

по ФЗ-214 (долевое строительство)

количество дней просрочки: *

стоимость квартиры по договору: *


Категории каталога
Файлы [59]
Друзья сайта
Статистика
Главная » Файлы » Файлы

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2012 г. (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26 декабря 2012 г.)
[ ] 05.02.2013, 15:43
Споры, возникающие из правоотношений по защите прав потребителей

2. Основанием для применения ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав
потребителей не может служить то обстоятельство, что выплата неустойки в
полном размере может повлечь неблагоприятные последствия для третьих лиц,
не являющихся стороной данных правоотношений.
Достаточным условием для удовлетворения требования потребителя о
компенсации морального вреда является установленный факт нарушения его
прав.
Г. обратился в суд с иском к обществу о взыскании процентов за
неправомерное использование денежных средств и компенсации морального
вреда.
В обоснование заявленных требований он указал, что между ним и
ответчиком был заключён договор о долевом участии в строительстве жилого
дома. По условиям договора он обязался оплатить стоимость квартиры, а
общество - передать указанную квартиру в собственность Г. в установленный
срок. Свои обязательства Г. выполнил в полном объёме, однако квартира ему
передана не была. Истец полагал, что данными действиями ответчик нарушает
его права как потребителя, и просил суд взыскать с ответчика неустойку и
компенсацию морального вреда.
Решением районного суда, оставленным без изменения кассационным
определением, постановлено исковые требования Г. к ответчику о взыскании
неустойки и компенсации морального вреда удовлетворить в части, взыскать
с общества в пользу Г. неустойку, судебные издержки, а в остальной части
исковых требований отказать.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации отменила состоявшиеся судебные постановления по кассационной
жалобе Г., передав дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, по
следующим основаниям.
Поскольку Г. обязательства по договору исполнил надлежащим образом,
а ответчик принятые на себя обязательства по передаче квартиры в
установленные сроки не исполнил, то суд пришёл к правильному выводу о
том, что за нарушение сроков на основании ст. 6 Федерального закона от 24
декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве
многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений
в некоторые законодательные акты Российской Федерации" на общество должна
быть возложена ответственность в виде уплаты неустойки в размере 1/150
ставки рефинансирования Центрального банка РФ, действующей на день
исполнения обязательств.
При этом размер неустойки судом был снижен на основании ст. 333 ГК
РФ.
Разрешая спор и отказывая Г. в удовлетворении требований в части
компенсации морального вреда, суд исходил из того, что истец не
представил доказательств причинения ему нравственных и физических
страданий в связи с неисполнением обществом взятых на себя обязательств.
Вместе с тем согласно ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 24 декабря
2004 г. N 214-ФЗ в случае нарушения предусмотренного договором срока
передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства
застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в
размере 1/300 ставки рефинансирования Центрального банка РФ, действующей
на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день
просрочки. Если участником долевого строительства является гражданин,
предусмотренная данной частью неустойка (пени) уплачивается застройщиком
в двойном размере.
В силу ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно
несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить
неустойку.
По смыслу закона, применение ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав
потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с
обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение
размера неустойки является допустимым.
Между тем в решении не приведено мотивов, по которым суд счёл
возможным снизить размер взыскиваемой неустойки.
Суд кассационной инстанции указал, что размер неустойки,
рассчитанный истцом, исходя из условий договора долевого участия, явно
несоразмерен последствиям нарушения обязательства и что выплата суммы
неустойки в указанном истцом размере может повлечь неблагоприятные
последствия - нарушение сроков строительства, что затронет законные права
и интересы других дольщиков, участников долевого строительства.
В чём заключается несоразмерность последствиям нарушения
обязательства, суд кассационной инстанции не указал.
То обстоятельство, что выплата суммы неустойки в полном размере
может повлечь неблагоприятные последствия для третьих лиц, не являющихся
стороной данных правоотношений, основанием для снижения размера неустойки
не является.
Как установлено ст. 2 ГПК РФ, задачами гражданского судопроизводства
являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских
дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных
интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации,
субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц,
являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.
Не восстановление в процессе рассмотрения гражданского дела
гарантированных законом прав одной стороны в связи с возможной угрозой в
дальнейшем неправомерного поведения другой стороны противоречит основным
задачам и принципам гражданского судопроизводства.
Одновременно с этим суд, разрешая спор, в мотивировочной части
своего решения пришёл к выводу, что требования о компенсации морального
вреда удовлетворению не подлежат, однако в резолютивной части указал, что
названные требования подлежат удовлетворению в части, что противоречит
положениям ст. 198 ГПК РФ.
Судом также не было учтено, что в соответствии со ст. 15 Закона
Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав
потребителей" моральный вред, причинённый потребителю вследствие
нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной
организацией или уполномоченным индивидуальным
предпринимателем, импортёром) прав потребителя, предусмотренных
законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения
в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем
вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда
определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного
вреда.
Таким образом, при решении судом вопроса о компенсации потребителю
морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является
установленный факт нарушения прав потребителя.
Между тем суд, установив, что общество нарушило права Г.,
предусмотренные правовыми актами Российской Федерации, регулирующими
отношения в области защиты прав потребителей, в нарушение требований
законодательства отказал во взыскании компенсации морального вреда,
предусмотренной названной нормой закона.
Кроме того, судом при вынесении решения не принято во внимание, что
при удовлетворении требований потребителя, установленных законом, суд
взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной
организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя,
импортёра) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения
требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы,
присуждённой судом в пользу потребителя (п. 6 ст. 13 Закона Российской
Федерации "О защите прав потребителей").
По смыслу приведённой нормы, суд взыскивает с ответчика штраф
независимо от того, заявлялось ли такое требование суду, т.е. взыскание
штрафа является обязанностью суда, однако при рассмотрении настоящего
дела такая ответственность на ответчика возложена не была.

Практика применения законодательства о праве собственности

5. Отказ в иске о признании права собственности на квартиру,
переданную покупателю по предварительному договору купли-продажи до
момента регистрации права собственности продавца на результат
инвестиционной деятельности, признан неправомерным.
К. (покупатель) обратилась в суд с иском к обществу (продавцу) о
признании права собственности на квартиру.
В обоснование заявленного требования она указала, что между ней и
ответчиком был заключён предварительный договор, предметом которого
являлась купля-продажа квартиры. Согласно данному договору основной
договор должен быть заключён не позднее чем через 30 рабочих дней, в
порядке и на условиях, согласованных сторонами в договоре после даты его
подписания. Свои обязательства по договору в части оплаты установленной
сторонами стоимости квартиры она исполнила в полном объёме путём внесения
денежных средств на расчётный счёт общества. Однако договор купли-продажи
квартиры не заключён, несмотря на её неоднократные обращения к ответчику.
Поскольку условия договора ею выполнены, истец полагала, что приобрела
право на спорную квартиру на основании заключённого с ответчиком
предварительного договора.
Решением районного суда, оставленным без изменения судом
кассационной инстанции, в иске отказано.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации по жалобе К. отменила состоявшиеся судебные постановления в
кассационном порядке, передав дело на новое рассмотрение в суд первой
инстанции, по следующим основаниям.
Судом установлено, что согласно распоряжению правительства Москвы
между правительством Москвы и заводом заключён инвестиционный контракт
(договор), предметом которого являлась реализация инвестиционного проекта
строительства (реконструкции) на нескольких строительных площадках.
В соответствии с этим контрактом в результате его реализации
инвестор (завод) приобретал в собственность 100% общей жилой площади и
100% машиномест гаража-стоянки, а также сервисных служб гаража-стоянки.
Впоследствии в результате уступки прав по данному инвестиционному
контракту согласно заключённым договорам соинвестирования право
собственности на общую жилую площадь и машиноместа получили два
юридических лица (соинвестора), в том числе 9,86% - ответчик.
Разрешая дело и отказывая в иске, суд сослался на отсутствие
оснований для признания за К. права собственности на квартиру и указал,
что основанием для заключения истцом с обществом предварительного
договора явились инвестиционный контракт, заключённый правительством
Москвы с заводом, договоры соинвестирования и дополнительные соглашения к
ним. Соинвесторы осуществили строительство дома, в котором расположена
квартира. Однако акт о реализации инвестиционного контракта подписан не
был, в связи с чем инвестиционный контракт не реализован. Поскольку право
собственности ответчика на результат инвестиционной деятельности не
зарегистрировано, у него не имелось права на продажу квартиры истцу.
Между тем в силу ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется
в том числе путём признания права.
Согласно ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться
надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и
требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от
исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не
допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.
Объект строительства - жилой комплекс - был построен и введён в
эксплуатацию. Кадастровый паспорт спорной квартиры, расположенной в
указанном доме, изготовлен.
Все обязательства, предусмотренные заключённым предварительным
договором, К. были выполнены.
Согласно дополнительному соглашению к договору соинвестирования
спорная квартира по результатам строительства и инвестиционной
деятельности подлежала передаче ответчику, который принял на себя
обязательство передать её истцу. Финансовые обязательства общества по
договору соинвестирования выполнены, что подтверждено соответствующим
актом.
Обществом К. выдан временный ордер на право доступа в жилое
помещение, ею с ТСЖ заключён договор управления.
Спорная квартира передана К. по акту приёма-передачи.
Право К. на получение в собственность указанной квартиры никем не
оспаривалось, иными лицами права на неё не заявлялись, иск признан
ответчиком.
Указывая на невозможность принятия признания иска обществом, суд
счёл, что оно противоречит закону, поскольку ответчик не приобрёл право
на продажу квартиры. При этом суд не установил, кто данное право имеет,
являясь собственником имущества. Право общества продать К. квартиру никем
не оспаривалось.
В соответствии со ст. 432, 433 ГК РФ договор считается заключённым,
если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто
соглашение по всем существенным условиям договора.
Если в соответствии с законом для заключения договора необходима
также передача имущества, договор считается заключённым с момента
передачи соответствующего имущества (ст. 224).
Согласно п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона
(продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне
(покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за
него определённую денежную сумму (цену).
При рассмотрении дела К. ссылалась на то обстоятельство, что ею была
уплачена стоимость квартиры и сам объект недвижимости был передан ей по
акту приёма-передачи. Таким образом, стороны, достигнув соглашения по
существенным условиям договора, фактически исполнили их, что
свидетельствует о сложившихся отношениях по купле-продаже имущества.
Право ответчика отчуждать по договору купли-продажи квартиры никем в
судебном заседании не оспаривалось, однако суд в решении указал, что оно
отсутствовало, фактически сделав вывод о недействительности договора,
заключённого между К. и обществом, хотя такие требования никем не
заявлялись.
Таким образом, суд, разрешая спор, вышел за пределы полномочий,
предоставленных ему ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, в соответствии с которой суд
принимает решение по заявленным истцом требованиям, однако может выйти за
пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным
законом.
Что касается ссылки суда в обоснование решения об отказе в иске на
то, что до настоящего времени не подписан акт о результатах реализации
инвестиционного контракта, то данное обстоятельство не может само по себе
свидетельствовать об отсутствии у К. права на указанный объект
недвижимости.
В соответствии с положениями гл. II Закона РСФСР от 26 июня 1991 г.
N 1488-I (в редакции от 19 июля 2011 г.) "Об инвестиционной деятельности
в РСФСР" после приёмки и оплаты инвестором (заказчиком) выполненных работ
и услуг он приобретает право на долю в объекте инвестиционной
деятельности.
Поскольку истцом надлежащим образом в полном объёме исполнены
обязательства по договору путём внесения платы за квартиру, в силу
ст. 12, 309, 310 ГК РФ она вправе была рассчитывать на надлежащее
исполнение обязательств со стороны ответчика, а при их неисполнении
ответчиком - требовать защиты своих прав, в том числе путём предъявления
иска о признании права собственности на квартиру.
Категория: Файлы | Добавил: правозащита
Просмотров: 1424 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Plenaisg to find someone who can think like that

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2018